Я расскажу Вам о войне...

Александров Александр Иванович

Эпизоды войны:

Мне было 23 года, когда воевал в 78-ой стрелковой дивизии. Командовал дивизией Белобородов Афанасий Павланьевич. Я часто его видел на наблюдательном пункте, был я разведчик. Сейчас это 9-ая легендарная стрелковая дивизия.

Госпиталь находился в г. Смоленске Покровского района. Сейчас там живет племянник Александров Николай Васильевич (сын брата). Он всё приглашал съездить по боевым местам, в Ельне госпиталь посмотреть… Госпиталь находился на возвышенности в каменном здании. Деревянные дома горят. Фашисты видят, что горят и сбрасывают бомбы на Смоленск многократно, особенно в ночное время. Когда объявили тревогу, нас в убежище уводили, всё здание тряслось. Я спустился и под стену встал над убежищем 3-х этажного здания. Много раненых было… Бомба упала на здание, стену вышибло, случайно остался жив, много раненых погибло… Этот случай мне хорошо запомнился.

Орденом Красной Звезды меня наградили в Восточной Пруссии. Надо было взять дорогу, чтобы фашисты не могли перевозить продовольствие. В кюветах воевали, гранаты были. Окопчик вырыл, а рядом молдаванин не вырыл окоп. Как начали стрелять, молдаванин заскочил в мой окоп на меня и погиб. Я говорю: «Что так давишь меня?» - а он мёртвый, кровь льётся…

Анкушева Вера Гавриловна

Из воспоминаний:

«Разве всего расскажешь? Я в войну работала с Басовой Прасковьей Дмитриевной. Ох, и досталось нам тяжелого труда. Сейчас говорим, что ноги, руки болят. Да как им не болеть-то, ведь не железные! Сколько мы всего перелопатили. Я постоянно вспоминаю случай, когда мы возили хлеб в Омутинку на коровах. По трое суток добирались, а кругом волки стаями ходили! Вот страхов-то натерпишься, а ехать надо. Так вот про случай начала рассказывать. Ехали с зерном, в этот раз на лошадях, разнесли лошади, всё зерно на землю вывалилось, а мы с Парушей окостеневшими от холода руками обирали зерно от земли. Всю дорогу тряслись потом от страха, что зерно не примут у нас, Слава богу, приняли! Вот ведь как было в войну-то. Муж с фронта не вернулся. Боль этой страшной утраты жила во мне постоянно…»

Бажикова Александра Александровна

Из воспоминаний:

«Проводила я своего Пантелея Николаевича на войну, с четырьмя детьми осталась одна, а было мне 26 лет! Чего только не переделали мои натруженные руки! Чтобы детей прокормить, надо было много работать, а ещё фронту, чем могли, помогали. Доила коров, косила хлеб, работала на раскорчевках, возила зерно в Омутинку. В октябре 1942 года мужа ранило в плечо, через четыре месяца в ногу, ещё через полгода – в грудь. Последнее ранение в ногу, тяжелое в 1943 году. Сколько слез пролила! Жили голодно, ели траву, лепешки из мороженой или гнилой картошки. Хозяйничать за старшую оставляла Нину, а сама шла на работу. Маша, Аня, Поля, мал-мала меньше! Переживала за детей, боялась за мужа, но работала я как все, с верой, что вношу посильный вклад в Победу. Мы, бабы, понимали, что голодный и раздетый солдат – не вояка! Вот так и жили в войну, верили в Победу!»

Батурина Дарья Васильевна

Из воспоминаний:

«В войну я работала в Химлесхозе вздымщицей. Работа была тяжёлая, собирали живицу. Таскать деревянные бадьи с живицей было не под силу. Живицу выливали, там её вываливали в бочки, а бочки сами поднимали на подводу. Надорвали всё своё здоровье! Сама была вечно голодной, но норму выработки давала, в стахановках ходила. Ела сама, и семью кормила ягодами, грибами, пиканами, лебедой, медунками, – всё шло в ход. Носить нечего было, плела себе обутки. За день стирала ноги в кровь. Дома со слезами стягивала эти обутки с опухших ног и смазывала жиром. На другое утро опять себе обувку придумывала. Досталось нам, бабам, в войну! Лес мы берегли, пожары тушили вручную, страшно было! Порядок был в лесу. Мы понимали, что лес – наш кормилец! Я была проворная, никогда с голыми руками домой не ходила. Успею и работу сделать, и ягод набрать, дома семья ждала, детей чем-то кормить надо было! В войну муж погиб. Троих братьев: Петра, Михаила, Григория – не дождались с войны. В войну мы, бабы, деревню и колхоз, на своих плечах сдержали!

Воронина Клавдия Васильевна

Из воспоминаний:

«Трудно жили в войну… Мужа взяли на войну, а у меня на руках пятеро детей осталось. Три зимы возила воду на ферму. Бочка – шестьдесят ведер. Оттянула рученьки-то славно! Долбила навоз на ферме, возила на поле. Золу собирала. Однажды с углём выставила золу в сенки. Случился пожар, не всех детей сберегла! Хлебнула горя-то, почернела вся. Муж пришёл больной туберкулёзом. Прожил девять месяцев и умер. Двое детей, кормит нечем: ни крошки хлеба, ни картошечки! В войну-то в деревне был детский дом Ленинградский. Так вот, когда они стали уезжать, отдали картошки да овощей немного. Спасибо Нине Николаевне – кладовщику и Елене Николаевне – врачу! Я у них сторожем работала, вот и пожалели моих ребятишек и меня! Вот как моя жизнь сложилась!»

Герб Аграфёна Матвеевна

Эпизоды войны:

День Победы встретила в селе Вишевичи, когда по телефону позвонили в 5 часов утра, что кончилась война. Девушки выскочили, и стали и стали из пулемёта стрелять: люди испугались, проснулись, спрашивают, что случилось. В Совете состоялся митинг.

Домой добирались поездом, нас сопровождал лейтенант. В Омске построили, посадили в вагоны. Дорогой сообщили, что война с Японией. Мы думали, что нас повезут на фронт, но оказалось домой… От радости плясали все.

Груздева Анна Михайловна

Из воспоминаний:

«Всё мои рученьки переработали! Пасла телят, коров доила. Есть нечего. Коровы все ноги обступали, босиком бегала, сейчас все косточки болят, ходить не могу. Темно, бороним. Есть охота, сбегаю домой лепёшек с травой напеку – обратно в поле. По пути с собой тесину на дрова тащу. Шестьсот граммов хлеба давали тому, кто лошадь подгоняет и кто водит. Училась на трактористку в Северо-Плетнёво, немного и на тракторах пришлось поработать. Хлебнули горя в войну!»

Елешева Александра Евгеньевна

Из воспоминаний:

«Я родилась в 1924 году. В войну мне семнадцать было. Работы хлебнула с лихвой. Родилась я в Омутинском районе, потом перебрались в село Лабино. Здесь повстречала свою первую любовь – дело-то молодое! Не сложилась жизнь, а тут и война отвлекла от своего горя немного. Работала вместе с другими женщинами на поле и ферме. Всё перенесла, молодая, крепкая была! Бог дал мне счастья с фронтовиком Петром Петровичем, сына признал своим, душа в душу прожили! Я 30 лет в лесничестве проработала».

Игнатова Александра Викторовна

Я, Игнатова (Абрамова) Александра Викторовна, родилась 1930 году в деревне Тарбаковой. Отец и мать из бедных семей. Семьи в ту пору были большие.

В начале войны мне исполнилось одиннадцать лет. В Тарбаковой жизнь в военные годы была такая: женщины и дети тянули тяжкий воз всех колхозных работ. С двенадцати лет мы уже работали летом, а зимою учились. На полях пропалывали сорняки. Осенью рвали лён, пшеницу молотили. Став старше – умела косить, вообще делала всю работу, какая была. Вручную вскапывала весь личный огород под картошку. Картошка спасала семью. В пятнадцать лет отправили на лето в бор собирать живицу. Было очень тяжко, ведро живицы весило 15 килограмм, заедал овод, мазались дегтем и не убежишь, было строго. Говорили, что живица нужна для фронта. Однажды пришла домой в деревню и решила не ходить в бор на участок, он назывался мартовский, до него было 30 километров, но бригадир увидел, что я дома, заругал меня: – «Чтобы завтра вышла на работу». Тогда, в военное время было строго, даже судили. И мне пришлось идти в ночную, бором, было очень страшно, мог напасть медведь, но я шла всю ночь. Только к утру пришла, всё обошлось нормально, так доработала до осени.

Зимой училась в школе. Во время войны у нас был урок военного дела: изучали рацию, винтовку, чтоб умели отстреливать, подтягивались на турнике, бегали по бревнам, класс делился на две группы: пришивали к платью звездочки, и как бы в бою, нужно было сорвать звездочку. Он считался убитым и выходил из игры. Учили немецкий язык. Учиться было трудно, не было учебников ни бумаги. На уроках сидели тихо, чтобы запомнить, что рассказывает учитель.

Во время войны готовили посылки для отправки на фронт. Мы тоже отправили шубу, валенки, шапки.

В мае сорок пятого, когда война окончилась, учительницу вызвали к директору. А потом всех собрали и объявили: «Победа!»

Как мы обрадовались. Что мы делали, обнимались, кричали от радости, парты ворошили, пыль  коромыслом. Впервые за всё время учителя не наказали за этот шум и  беспорядок. Отпустили домой, всю дорогу, от Северо-Плетнёво до Тарбаковой – 10 километров бежали, несли долгожданную весть домой. Неслись и смеялись от радости. Прибежали домой, а в деревне уже знали, что война закончилась.

Я награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», знаком «Ударник 9 пятилетки», юбилейными медалями и медалью Материнства.

Ищенко Илья Ананьевич

Анкета (составлена самим участником войны)

Ищенко Илья Ананьевич

Родился 20 июля 1905 года в Новой Деревне Юргинского района Тюменской области. Русский. Образование пять классов. Беспартийный.

По 1917 год жил с родителями отец крестьянин-хлебороб, социальное положение беднятское. Семья была 12 человек, шесть братьев и шесть сестёр. В годы гражданской войны мои три брата ушли в Красную армию.

Ищенко Николай Ананьевич, Ищенко Федот Ананьевич, Ищенко Степан Ананьевич участвовали в боях против Колчака, служили в дивизии В. И. Чапаева, 220 полку. Отец уехал с Красной армией в обоз, подвозил к фронту патроны, снаряды и продукты.

В виду тяжёлых условий жизни – война, голод, разруха – мать умерла. Мне довелось с 12 летнего возраста работать отроком у богатых кулаков. Девять лет работал за кусок хлеба, с темна до темна.

С 10 сентября 1927 года служил два года 7 месяцев в красной армии в кавалерии. Кавалерист конницы К. Е. Ворошилова на Украине в Полтаве и на Дону.

После демобилизации в 1930 году работал 7 лет на железной дороге, Тюменский вагонный участок, слесарем и осмотрщиком вагонов, после чего уехал в город Чита. Там ушёл добровольцем в армию.

29 июля 1938 года встретил бой у озера Хасан, а 1939 году второй бой на Хал-Хенголе. 11 армия вторая пулемётная рота, был пулемётчиком, после чего демобилизовался, приехал в Юргу, работал шофёром в автоколонне.

Трудный фронтовой путь моей жизни. С первого и до последнего дня Великой Отечественной войны я находился в действующей армии 14-й,10-й гвардейской Печенгской дважды Краснознамённой стрелковой дивизии 35 гвардейского стрелкового полка прошёл много фронтовых дорог от стен Советского заполярья. Воевал на фронтах Мурманском, Карельском, Волховском. Участвовал в освобождении Ленинграда от блокады. Прошёл через всю Европу, закончил войну в Германии у Бранденбургских ворот. Десять лет служил кадровым военным советской армии. Год сражался в 46-й отдельной истребительной противотанковой бригаде. Ещё мне довелось поехать на Дальний Восток для разгрома Японских агрессоров. В 1945 году, с 8 августа по 30 сентября, участвовал в боях в Манчжурии и Корее закончил войну в городе Мугден. Имею три ранения и контузию.

Награждён орденом Красной Звезды за форсирование реки Свирь и за боевые заслуги в боях медалями: «За оборону Советского заполярья», «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945», «За победу над Японией» и юбилейными медалями. Имею нагрудный знак Гвардии.

На войне погибли три родных брата. Ищенко Николай Ананьевич – погиб в бою на Дальнем Востоке, Ищенко Степан Анананьевич – погиб смертью храбрых под Ленинградом в 1943 году, Ищенко Павел Ананьевич – в 19 лет погиб в боях под Москвой.

Сохранилась красноармейская книжка. Семейное положение – женат, имеет двух дочерей. Общий стаж работы – 45 лет, ветеран войны и труда.

Краткое описание наиболее памятных эпизодов Великой Отечественной войны и войны с Японским милитаризмом.

Я, как старый солдат, прошел три войны. Ушел молодым добровольцем, на Дальнем Востоке служил в 11-й армии, второй пулеметной роте – пулеметчиком. Участвовал в боях у озера Хасан, участвовал в боях против Японских агрессоров в районе реки Холхин-Гол.

В годы Великой Отечественной войны находился в разных частях и подразделениях в действующей армии в Советском Заполярье, на Карельском, Волховском, Ленинградском, Северо-Западном, и Забайкальском фронтах. Занимал должность командира отделения, в артиллерии – заряжающий.

Форсировал реки на боевой машине – Амфибии, шофером в звание гвардии старший сержант. Проявил в боях организаторские способности и отвагу. Безмерно счастлив, что не взяла меня пуля-враг, и вот теперь дожил я до 40-летия Великой Победы. И чем дальше уходят те грозные годы войны, тем ярче вспоминаются в памяти все те тяжкие кровопролитные годы и все эпизоды прошедшей войны.

Я вспоминаю один из эпизодов (август 1944 года) в нашей роте поручили вывести из строя железнодорожное полотно. На боевое задание отправились мои однополчане: лейтенант гвардии Морозов, сержант Коковкин, ефрейтор Маркелов, боец Асеев, лейтенант Деменков, боец Хруленко и я. Нам было поручено выполнить боевую задачу вывести из строя железнодорожное полотно и уничтожить сторожевую будку, в которой спали 15 гитлеровцев. В эту же ночь железнодорожное полотно взлетело в воздух, движение поездов на длительное время было прервано. Боевое задание мы с группой бойцов с честью выполнили.

Разведчики лейтенанта Салова и мы, бойцы 1-го отделения 1-го взвода, 3-й роты, 35 стрелкового полка пошли на выполнение боевого задания. Двое суток разведчики подразделения Салова вели пристальное наблюдение за местом расположения противника, получив задачу добыть пленного. Мы, как всегда, тщательно готовились, продумывали каждый свой шаг. После напряжённого ожидания на тропинке появились два фашистких патруля. Как только они приблизились к засаде, лейтенант Салов, сержант Колчанов, я (сержант), бойцы Денисов, Шишкин, Абдурахманов набросились на врагов. Мгновенно взяли в плен. Это солдаты 396 немецкой пехоты 216 немецкой дивизии, фамилии Флирс и Дублир рассказали, что в городе Витебске на вокзале стоит большой железнодорожный состав вагонов, которые закрыты на замках, из них доносятся крики. Наша рота скрытно подошла к составу, часовых охраняющих эшелон сняли, обезоружили. Они рассказали, что в вагонах находятся русские дети, женщины, которых насильно отправляют в Германию. При посадке в вагоны многие из них были избиты, шесть женщин расстреляны около вагонов. Этот эшелон с людьми был спасён нашим подразделением, эту боевую задачу мы с честью выполнили.

Вот эпизод:

Газета ежедневная красноармейская писала (мы читали «В бой за Родину») рассказывала о зверствах фашистских захватчиков над пленными красноармейцами, да и мы сами своими глазами это видели. Гитлеровцы изрезали ножами лица раненых, перебивали переносицу, выкалывали глаза, разбивали скулу.

Я поклялся отомстить врагу за разрушенные города и сёла, за гибель советских людей, за смерть трёх родных братьев. Вспоминаю все эпизоды до сего времени, стоят у меня в душе и снятся во сне... В том, что меня немецкие фашисты не убили, а Японским самураям и подавно не довелось убить.

Пройдут года, но человечество никогда не забудет великого подвига совершённого советским народом и его героической армией в годы Великой Отечественной войны.

Ветеран войны и труда И. А. Ищенко

Казанцев Филимон Платонович

Родился я 22 декабря 1909 года в селе Паново Крутинского района Омской области в семье крестьянина. Семья была многодетной – 4 сестры и 4 брата. Я был самым младшим, в школу пошёл в 9 лет, после революции, шла гражданская война, поэтому учёба была трудная. Не было тетрадей, карандашей, чернил, писали на грифельных досках, между строк исписанных тетрадей. Чернила делали из сажи, свеклы. Одежда была плохая, а в 1921 году был голод, ели траву, корни листьев, прошлогодний картофель, пекли лепёшки, и в этом году учёбу пришлось бросить. Затем в 1922 возобновил и только в 1924 году окончил четвёртый класс. Дальше учиться не было возможности, во-первых, школа была 4-х классная, во-вторых, отец определил меня в подпаски, где 2 года пришлось пасти скот.

В 1926 году поступил работать на маслозавод, в этом же году вступил в комсомол, организация была большая, вела большую работу на селе среди молодёжи. По вечерам проводили занятия, устраивали концерты, проводили субботники по благоустройству.

В 1928 году стали организовываться ТОЗы, а в 1929 году у нас организовали колхоз «Власть труда», сначала было 19 хозяйств, а в 1930 уже 100 дворов. Первым председателем избрали меня, мне было всего 20 лет.

В 1930 году к нам прибыл на пост председателя из Ленинграда рабочий двадцатипятитысячник, а меня избрали председателем сельского Совета. В 1931 году призвали в армию. В 1935 году демобилизовался и поступил учиться в г. Омске в Комвуз (коммунистическая сельскохозяйственная школа). В 1937 года окончил и был направлен на работу в С.-Плетнёвскую МТС зам. директора. Работал до мая 1939 года, затем взяли на переподготовку в армию, а в июне, в составе 65-й стрелковой дивизии прибыл на границу МНР, станция Мациевская. Занимались укреплением границ вплоть до разгрома Квантунской армии.

В ноябре 1939 года демобилизовался, а в декабре в г. Ялуторовске формировали лыжные батальоны из сибиряков-добровольцев, и нас из Юргинского района зачислили 13 человек, помню – Господаров, Горшков и другие. В январе были уже в Финляндии, в феврале наш батальон влился в ряды наступающих войск. Задачей нашего батальона в основном была разведка. В апреле 1940 года демобилизовался. В мае стал работать инструктором РК КПСС (вступил в партию в марте 1939 года), с ноября до начала войны зам. директора по политчасти Юргинской МТС.

23 июня 1941 года призван на фронт и направлен на переподготовку в город Красноярск. Были там 3 месяца, в октябре прибыли в город Тюмень на формирование, в ноябре был назначен комиссаром артдивизиона 820-го артполка, формировавшегося в г. Томске.

На фронт прибыли в феврале 1942 года и заняли оборону в районе г. Ливны, Щигры (Орёл, Курск).

После поражения под Москвой враг укрепился в районе Орла. Наша 284-я дивизия была здесь. Враг стал активизироваться по всему Брянскому фронту, а с половины июня перешёл в наступление. Противник наметил сделать прорыв в нашей дивизии, для этого было сосредоточено большое количество танков, пехоты. Ежедневно, по несколько атак, приходилось отбивать танковое наступление. Всё время висели над нами самолёты, но прорвать нашу оборону не смогли.

В последних числах июня противник пополнился свежими частями, и ему удалось на стыке нашей и соседней дивизий вклиниться в наши части, а затем сомкнуть клещи и окружить дивизию, т.к. дивизия и ещё одна бригада оказались в окружении. Положение было трудное, круговые атаки, боеприпасов недоставало, фашисты предлагали сдаться, но бойцы держались стойко. А, примерно, через 6 дней сосредоточили в одном месте большие силы и прорвали вражескую оборону на 5-6 км и вышли из окружения. После заняли оборону в районе Задонска, и сколько ни старался враг занять побережье Волги, не смог.

Мне вспоминается 22 июня 1942 года. Этот день был жарким, в грохоте снарядов всё дрожало, большинство орудий били прямой наводкой, пушки накалялись так, что почти не делали отката. Мы выставили одно орудие, расчёт которого погиб, кроме занкового, подносчика снарядов. Тогда я встал за наводчика, и мы подбили ещё один танк. Всего до этого было подбито 12 танков. В этом бою я был тяжело ранен.

С 1945 по 1947 гг. воевал в составе оккупационных войск в Германии. Награжден орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией». Войну закончил в Берлине, в звании капитана.

С 1947 по 1952 гг. работал директором Упоровской МТС. Затем, с 1952 по 1970 гг., председателем колхоза «Советская Сибирь» Юргинского района. За труд награжден орденом Трудового красного знамени, медалями «За освоение целинных земель», «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», почетным значком Тюменского обкома ВЛКСМ «Ветеран».

Межецких Татьяна Григорьевна

Из воспоминаний:

«В 1930 году поженились, а в 1941 году ушел на фронт суженый. Ушёл в июне, а в сентябре мы получили похоронку. Я семь лет в колхозе конюхом проработала. Чего только не переделали мои руки! Жала, вязала, косила! Жила с матерью, помощь была мне, а то совсем одна. Нас сыворотка выручала! На покос с гармошкой ходили. Любили песни: «Ехали солдаты со службы домой», «Призывался я на призыв», «На взморье мы стояли», хоть хлеба вдоволь не ели, а ещё и веселились, пели! Не знаю, как бы без песен выжили! Легче было бабам с песней. Где ревём, где поём! Пиканов наварим – вот и вся еда! Норму надо было дать, не выполнишь норму – пять трудодней долой! Добрые артели были, больше двадцати человек молодых, верхреченских полегло на войне. Анна Фёдоровна Батурина два года с мужем-то прожила, убили! Забирали мужиков от сельсовета. По двенадцать машин отправляли, ни один не вернулся! Парнями ушли наши мужья, парнями остались в памяти нашей.

Я в войну за свиньями ходила, за овцами, телятницей была. Пиканов наварим, сока насочим березового – вот вся еда! Про день Победы помню. Боронили мы в Верх - речках, бежит Надежда Петровна Батурина к нам и кричит: «Война кончилась!» мы все у конторы собрались. Плач стоит и от радости и от горя. Не было сил сдерживать слёзы, рыдания: войне конец, а наши мужики погибли, не вернутся, как жить?»

Степанова Мария Григорьевна

Из воспоминаний:

«Мне было 15 лет, когда война началась. Окончила в Агараке 6 классов. Жили на участке Синявино. Радио не было. Страшную весть о войне привёз нарочный. Женщины голосили, ребятишки тоже ревели, глядя на матерей. Как сейчас помню, мужчины собрались и пешком пошли в военкомат. Их вернули, объяснив, что посылать повестки будут. Отец мне сказал: «Ты, Маруся, не переживай, я старый, меня не возьмут». Ему было 38 лет. Взяли даже папиного брата – дядю Захара, а ему было 42 года! Остались мы с мамой одни, было тяжело. Надо было работу выполнять! Мы, ребятишки, всегда были около взрослых, матери брали нас с собой. Я помогала взвешивать живицу. С едой было плохо. Работали и учились полуголодные. Выручал лес: ягоды, грибы, травы. Школьники трудились с взрослыми. Помогали выращивать картошку, овощи, заготавливать дрова. В войну к нам в село был эвакуирован детский дом из Ленинграда. Детей разместили в единственном двухэтажном здании. В классах было по сорок человек. Я училась со многими из них. Бросалась в глаза аккуратность, подтянутость. Мне запомнилось, что в седьмом классе со мной учились два Александра Пушкина. Они привезли с собой красивую песню «Студенточка». Она – о Ленинграде, о любви, о войне и о Победе! Я выучилась играть на гитаре и песня эта стала и моей. Нам, деревенским, она полюбилась «Но верю я, мы разобьем врага и встретимся с тобою навсегда…»  Так и осталась эта песня жить в душе каждого из нас. Пою её и сейчас. Она напоминает мне о моих друзьях юности.

Жила я в Синявино, училась в Агараке. Спасибо семье Арины Ивановны Колышкиной, они взяли меня на квартиру. Так вот и жила, деля радость и горе с их семьёй. Дочь Арины Ивановны – Дарья Васильевна, вместе с мамой в химлесхозе работали. Я своими глазами видела, как им трудно. Дружила с дочерью Дарьи Васильевны Любой, ей тоже работы доставалось! Копали и перебирали картошку, ездили на корове по дрова. Помню, едем с Любой, а навстречу мужик на лошади! Дорог-то не было, ему бы нам дать проехать, а он нет! Свернули мы с дороги и сели! Корова пала, мы, девчонки, ревём. Хорошо, что Дарья Васильевна увидела, корову освободила от упряжи, повела. Дружная была семья Колышкиных – семь детей. Троих сыновей не дождалась Арина Ивановна с войны! Петра, Григория, Михаила. Горько оплакивали родных, я – вместе с ними. Они тоже мне близкими стали!

Наступил долгожданный день Победы. Теперь нарочный привёз радостную весть: «Мы победили! Что было! Кто плакал, кто смеялся, девчонки обнимались, играли на балалайках!»

Тверских Мария Осиповна

Из воспоминаний:

«Есть в войну было нечего. Соку насочишь – и работать! В 1941 году кладовщиком работала, очень ответственно, боязно. На лесозаготовках пришлось работать. Ни обуви, ни лопоти (одежды) не было! Тряпкой старые валенки зашиваешь – в лес на работу. По колено в снегу! Плачем, сил не хватает! Коров поить гоняли к проруби, надо было прорубь сделать – десяток метров пешнёй продолбить (ломом)! Дадут вилы в руки – таскай сено, навоз! С песней работали, помню, пели «Призывался я на призыв». День Победы!

Плачем, смеёмся, радость! Нас с работы всех домой Кузьма Егорович отпустил. И как ещё живём, дюжим?

Шашков Иван Егорович

Я, Шашков Иван Егорович, родился 21 сентября 1930 года, в Коровинке. С 1944 года работал на тракторе в колхозе «Заря», вспахивали поля. В семье нас было трое. Отца убили в 1942 году, он был артиллеристом. Мать воспитывала нас одна. Было худо, собирали траву. Давали за работу трудодни, отходы. Из них стряпали шаньги. В войну было строго – хоть больной, хоть не больной, иди работать. Победу встретили радостно, плясом, я играл на баяне.

Имею много наград: знак «Ударник XI пятилетки», медаль «За долголетний добросовестный труд», юбилейные медали.

Расширения для Joomla

Печать E-mail