На конкурс "Вдохновение - 2017"

Волчонок

(Рассказ из серии «Ванюшкины сказки»)

Иван сидел, смотрел на бабушкины спицы, которые мелькали в руках, вздыхал. Он уже понял, что был не прав, погорячился, но ему было до сих пор обидно. Бабушка была занята своим любимым делом и молчала. Только старый кот тарахтел как трактор. Она не стала ругать внука, просто сказала: «Мне как раз нужен помощник, вон сколько снега намело. Воды надо принести, дрова закончились в сарайке. Вдвоем будет веселее работа делаться». Ваня понял, бабушка уже все знает, но вида не подает. Он всегда поражался её мудрости, точнее умению все понять и не давать советы, как надо поступить, а дать время самому все осознать. Ветер завывал, в печи потихоньку потрескивали дрова, по горнице разливался особый дух тепла и уюта, такой только бывает в домах с русской печью. Иван грустил. Он ушел из дома, он решил что надо насовсем уйти. О чем заявил родителям и ушел к своей любимой бабушке. Ох..., как все запутано.

Сестра Ванюшки выросла и уехала учиться в город на геолога. Домой почти и не приезжала, Иван перешел в пятый класс. Стал совсем большим. И родители решили, что им скучно. Однажды вечером они долго о чем -т о шептались на кухне. А потом позвали сына и сказали, точнее просто вылили на голову Ивана ушат холодной воды. «Сын, ты уже большой и мы хотим, чтобы в нашей семье появился еще маленький мальчик, он будет тебе братом, нам сыном. Его зовут Матвей, ему 4 года, он сирота и живет сейчас в детском доме. У него никого нет, он совсем один»,- они еще что- то говорили, говорили, но слова как- то не доходили до ушей Ивана. Он что- то ответил, что наверное рад, но в душе поселилась тревога.

Время шло и однажды, перед Новым годом, Иван радостный забежал домой с криками, что у него каникулы……и увидел странное существо, сидевшее за столом. Ух…, это маленький, как гномик мальчик, с копной пшеничного цвета волос, сидел за столом и уплетал блины. Папа подкладывал ему сметану и варенье, мама что-то весело рассказывала ему и хлопотала у плиты. Иван почувствовал себя лишним, но постарался не подавать вида. Хотя это давалось с трудом, ведь гость пил из его кружки и сидел на его любимом месте. «Вот и старший брат пришел», - сказал папа. «Садись за стол, скорей поешь, а потом покажи Матвейке вашу комнату, игрушки. Ты же стал старшим братом».

  Сначала все было вполне спокойно, Матвей расспрашивал обо всем. Он так смешно шепелявил и улыбался. Иван честно пытался подружиться с ним, но Матвей оказался очень шустрым. За несколько дней он умудрился сломать машинку, точнее подарок старшей сестры. Нажаловаться родителям, на Ваню за то, что он отругал его за  сломанный подарок. Порвать тетрадь, исчеркать учебник, пнуть кота Василия и еще много чего. Родители говорили нельзя так делать, а попадала за все проделки малыша Ивану, потому что плохо следит за младшим. Ну и накипело, Иван сказал, что больше жить с ним не хочет и ушел к бабушке.

 Весь день он помогал ей, почистил тропинки от снега, натаскал дров в сарай рядом с крыльцом, похлопал коврики, натаскал воды в баню. Но время шло очень медленно, работа закончилась, а вечер продолжался.  Старый бабушкин кот не хотел с ним играть, телевизор не работал из-за непогоды. Читать Иван не хотел, точнее мысли, что роились в его голове, не давали ему сосредоточиться. И он тихонько сидел и вздыхал. Наконец, бабушка довязала носок, воткнула спицы в клубочек: «Ну, что давай ко сну готовиться. Совсем загрустил. Дома, поди веселее было бы. Ну да ладно, утро вечера мудренее».

 «Бабуль, а ты расскажешь мне сказку,» - тихонько спросил внук. «Сказку? Лучше историю из своего детства», - ответила бабушка. Когда выключили свет, бабушка тихонько сказала молитву на ночь и завела рассказ.

Давно это было. Я совсем маленькой была, отец на фронт ушел, а нас у мамки трое осталось, я самая маленькая. Голодно было, только лето и ждали, питались тем ,  что в лесу нарастет. Саранки, медунки, пучки или их еще дидлями зовут, цветы хвоща, ягоды. А как грибы пойдут, тут уж мы ели досыта. Нас еще спасала корова Зорька, молока давала не много, но нам хватало. И жила с нами старая собака Айка, лохматая, рыжая, с большими ушами.  Добрая и незлобная,  нас ребятишек любила, все в лес с нами ходила, лаяла, чтобы ни кто не обидел случайно. Вестей от отца не было, мама тянулась из последних сил, много работала, чтобы нас прокормить. Однажды в будке у Айки послышался писк, когда мы заглянули, то увидели там маленький комок. Айка родила одного щенка, но то ли от плохого корма, либо по старости Айки, щенок вскоре умер. Мы слезами умывались, а мамка ругалась на нас: «Глупые, Айка старая, её кормить надо хорошо, а мне вас порой накормить не чем». Завязала щенка в узелок и унесла под черемуху. Айка с того дня загрустила, скулила и тихо подвывала, стала уходить куда –то на весь день. Мы искали её, звали. Дед Макар, сосед по огороду, говорил, что все… уйдет собака, не переживет горя. И мы тихо плакали, жалко было Айку, она с нами много лет прожила. Однажды она пришла домой только через три дня, мы уже попрощались с ней. Но она пришла, и не одна. В зубах она принесла маленького щенка, но он был не похож на предыдущего. Серый, крупный, он уже твердо стоял на лапах, ухо одно у него было порвано на две части, как лоскуток. Мама с тревогой посмотрела на щенка и пошла к деду Макару. Дед посмотрел и сказал: «Ну вот, что мои хорошие, Айка вам волчонка принесла. Видно охотники волчицу подстрелили или в силки сама попала, вы бы его снесли в лес, не гоже волку с людьми жить». Но видя нас и глаза Айки, покачал головой и добавил:  «Людям только не говорите, кого вам собака притащила, может сама потом уйдет, как подрастет». Мама сказала, что  кормить не будет, не чем, сами кормите, чем хотите. Но утром у Айки стояла миска с молоком и маленьким кусочком хлеба. Лоскутик росла быстро, смешно повторяя за собакой движения. Волки хвостом не виляют и не лают, но Лоскутик пыталась лаять повизгивая и вилять хвостом всем туловищем. Айка все же осенью померла, долго лежала в будке, пока не перестала дышать. Похоронить её нам помог дед Макар. А весной и Лоскутик стала убегать в лес, а однажды и совсем не вернулась. Сосед сказал: «Природа взяла своё», - что взяла я так и не поняла тогда, но по виду деда поняла, что так и должно было быть. Прошло лето и осень, пришла зима, снежная, холодная, у нас почти не осталось дров, мамка взяла в колхозе старую лошаденку, загрузила нас в сани и поехали в лес по хворост и валежник, это старые деревья, что сами попадали. Весь день мы собирали поваленные деревья, а к вечеру собрались домой, но толи мы нагрузили много, либо старая лошадь была совсем, застряли в сугробе и ни туда и ни сюда. Вдруг лошадь захрапела и стала кидаться в сторону, отчего совсем увязла в снегу и от бессилия упала на бок. Дико вращая глазами и вздрагивая всем телом. Мамка спрыгнула с саней, и тут мы услышали рычание по правую сторону от нас, у деревьев стоял волк. Наша лошадь учуяла волка раньше, чем мы его увидели. Мама схватила палку и стала ею махать, кричать, но голос её становился все тише и тише, мы прижались друг к другу и голосили, что есть сил. Но волк приближался к нам, шерсть на загривке встала дыбом, клыки огромные, ох и страшно было. И тут из кустов старого орешника выскочил второй волк и вместо того чтобы кинуться на нас, он кинулся на матерого. Звери сцепились, катались по снегу, шерсть летела клочьями. Но вскоре старый волк отступил и хромая убежал в лес. Второй волк тихо побрел в нашу сторону, но ни злобы, ни агрессии от него не исходило. И только когда он подошел к маме, она выдохнула и осела в сугроб: «Лоскутик, родная моя».  Мы кубарем скатились с саней и уткнувшись в шерсть зверя рыдали. Мамка достала из-за пазухи краюшку хлеба и протянула волчице. Лоскутик съела хлеб, лизнула маме руку и поспешила обратно в лес. Мы добрались домой уже затемно. Дед Макар отругал нас, но услышав нашу историю, только и сказал: «Вы сироту спасли, от голодной смерти, а она вам жизни». Больше мы Лоскутка не видели, но охотники говорили, что выходила к ним волчица с порванным ухом, посмотрит и уйдет, будто ищет кого-то. И как то утром на крыльце нашли зайца, видно нам принесла по старой памяти.

  «Вот так- то вот внучек, жизнь она сложная, не руби с плеча».  «Бабуль я все понял. Спокойной ночи», - Ваня все уже решил.

Утром он проснулся от запаха бабушкиных шанег, она хлопотала у печи. «Вставай соня и скорей за стол», - улыбалась бабушка и её глаза светились добром и каким-то не передаваемым счастьем. Иванка быстро проглотил все, что ему поставили на стол и стал собираться домой. «Бабушка, а можно я Матвейке шанег унесу, поди в детском доме он такое и не ел». «Конечно можно, унеси внучек, я уже все приготовила».

Ванюшка бежал по тропинке, прижимая к себе теплый узелок, только бы не остыли они, я буду самым лучшим братом.

Печать E-mail